Помнить по-нашему: соцреалистический историзм и блокада Ленинграда