Русский всадник в парадигме власти